А+ А-

ГАЛИЛЕО ГАЛИЛЕЙ. ИТАЛЬЯНСКИЙ МАТЕМАТИК, ФИЗИК, АСТРОНОМ

признания своей вины и подтверждения объективной картины мира! Папа Иоанн Павел II, признав справедливость взглядов Галилея и Коперника, слишком поздно реабилитировал борцов за истину, пострадавших от рук инквизиции. Он опоздал на 350 лет. А ведь если бы деятели церкви, образованные и просвещенные знатоки не только богословия, но и философии, математики, астрономии, в свое время не погрязли в схоластике, насильственно привязывая богословские истины к морально устаревшим взглядам Аристотеля и Птолемея, возможно, им удалось бы сохранить авторитет религии до наших времен.
Но, к сожалению, христианское богословие к XV веку превратилось в косную ортодоксальную систему, крайне отрицательно относящуюся к любым проявлениям инакомыслия. Среди сотен тысяч сожженных монахами-доминиканцами еретиков и колдунов было немало политических вольнодумцев и ученых , от которых было просто необходимо избавиться во избежание наступления новой «антихристианской» эры.

Среди известных жертв инквизиции, взошедших на очистительный костер, помимо Джордано Бруно (1600) и Жанны д?Арк (1431), стоят упоминания имена французских гуманистов Луи Беркена (1529) и Этьена Доле (1546), португальского драматурга Хосе да Сильва (1739), польского юриста Казимира Лыщинского (1689).

gal 34.jpg
Галилео Галилей на инквизиционном процессе

Галилео Галилей, свободный от ореола мученика, без коего невозможно представить себе светлый образ Джордано Бруно, вспоминается не столько как борец за свои убеждения, сколько как автор многочисленных открытий и изобретений, которые сделали для торжества истинного знания больше, чем могла бы сделать мученическая смерть на костре инквизиции. Итальянский ученый-универсал, названный родителями в честь Христа — учителя из Галилеи, был одним из плеяды гениев Возрождения, вписавших свое имя в летопись борьбы науки и теологии. Будучи истинно верующим человеком, в молодости даже помышлявшим о монашестве, Галилей, тем не менее, рискнул вступить в конфликт с католической церковью.
Первое серьезное столкновение флорентийского гения с церковной цензурой имело место еще в 1616 г., в результате чего кардиналом Беллармино было предписано Галилею «не защищать и не придерживаться противного Писанию учения Коперника». Спорить с церковью, памятуя о печальной участи Джордано Бруно, сожженного на костре инквизиции 16-ю годами ранее, Галилей не стал, избрав путь компромисса между новаторством и традицией. В сочинении о кометах, изданном им в 1623 г. он писал: «Так как приписываемое Земле движение, которое я в качестве благочестивого католика считаю совершенно ложным и не соответствующим истине, прекрасно объясняет массу различных явлений, то я полагаю, что при всей своей ложности оно до некоторой степени объясняет явление комет».
В подобной иносказательной манере приходилось выражаться всем, кто хотел жить, творить и продуктивно заниматься наукой, без страха быть обвиненным в ереси. Открыто выражать свои мысли было равносильно самоубийству, а посему умудренный опытом ученый продолжил дело борьбы за научную истину на страницах полемического сочинения, названного им: «Диалог о двух главнейших системах мира – Птолемеевой и Коперниковой» (Dialogo sopra i due massimi sistemi del mondo ptolemaico e copernicano).
Сочинение, за которое Галилей поплатился свободой (а мог и жизнью), построено в форме диалога между тремя персонажами: Сальвиати – сторонником коперниковой системы, Симпличио – защитником птолемеевой теории мироздания, и третейским судьей Сагредо. Защитника церковной точки зрения Галилей окрестил Простаком (по-итальянски Симпличио), который, исчерпав все аргументы перипатетиков против гелиоцентрической системы, в заключение заявляет, что не согласится с нею, даже если она соответствует действительности, потому что питает к ней отвращение.

440px-Bernini-Urban8.jpg
Папа Урбан VIII (Бернини)

Не смотря на аргументированный обмен мнениями между участниками «Диалога» и заявление о том что гелиоцентрическая система – лишь гипотеза, скрытый подтекст сочинения довольно быстро был угадан представителями церковной цензуры. Личное разрешение папы Урбана VIII на издание данного сочинения не стало препятствием инквизиторам для возбуждения дела по факту издания еретического труда. Более того, противникам Галилея удалось убедить папу в том, что под видом Простака Симпличио астроном-еретик вывел непосредственно самого главу католической церкви. Этого папа Урбан VIII, ранее считавший Галилея своим личным другом, простить не мог. Вершина трудов флорентийского ученого – монография «Диалоги о двух важнейших системах мира – Птолемеевой и Коперниковой» стала основанием для возбуждения судебного процесса против автора.

440px-Frontpage_of_Dialogo_di_Galileo_Galilei_Linceo.jpg
«Диалоги» Гаилея

Встав на защиту гелиоцентрической системы мира Коперника, флорентийский ученый подверг сомнению непререкаемые доселе взгляды Аристотеля и Птолемея. Тот, кто высказывал мнение, противоречащее взглядам сих авторитетных античных философов, автоматически оказывался в числе еретиков и противников церкви. Галилео Галилей рискнул вступить в интеллектуальную борьбу против системы, но выйти победителем из этой борьбы у него не было ни единого шанса.
Ко времени опубликования «Диалога» в 1632 году ученому было уже 68 лет. Казалось бы, ему уже нечего бояться. За всю свою жизнь в науке Галилей написал так много трудов по самым разным дисциплинам, что появление столь значимого сочинения на закате жизни не выглядит чем-то странным. Ученый знал, что у него остается немного времени, и он должен сказать главное, он верил, что будет услышан. В его голове оформ

Страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

  • Возможно, Вам также понравится :