А+ А-

ЯКОВЛЕВ А.С.

съемкам военных фильмов, сам Александр Сергеевич написал и выпустил книгу «Рассказы авиаконструктора», посвященную как собственному конструкторском пути, так и развитию авиации в СССР. Недовольным писательской деятельностью Яковлева был только Хрущев, кото рый отчитал его за это, как солдата за самоволку67.

67 Из книги А. С. Яковлева «Цель жизни»:
Хрущев и сопровождающие его лица — члены ЦК, министры, маршалы, генералы переходили от самолета к самолету… Когда дошла очередь до ЯКов, и Хрущев усе ся за столиком, я сел рядом. Доклады по всем трем нашим самолетам прошли гладко почти без замечаний, и машины получили положительную оценку. Я ответил пи заданные вопросы и уже вздохнул с облегчением, ожидая, когда перейдут к следуй щей группе — самолетам Туполева. Однако Хрущев уходить не собирался и, помол чав немного, обратился ко мне с неожиданным вопросом:
— Вы кто, конструктор или писатель, зачем книжки пишете?
На такой странный вопрос я решил не отвечать и подождал, что будет дальше.
— В кино участвуете, с кинорежиссерами дело имеете, — продолжал он. Я молчу.
— И с пионерами связались. Что у вас с ними общего? Внуки у вас есть? Вот внуки будут, и занимайтесь со своими внуками…
Молчу и оглядываюсь на присутствующих при этом нелепом допросе. Чувствуется общая неловкость, большинство смотрят в землю. А Хрущев продолжает:
— Вы конструктор и занимайтесь конструкциями. Для книг есть писатели, пусть они и пишут. А ваше дело- конструкции…

Вот если я буду заниматься не своим делом, что из этого получится? — задал еле дующий вопрос Хрущев и тут же сам на него ответил: — Меня снимут с работы. Тогда мне было не по себе, особенно потому, что описанная сцена разыгралась в присутствии трех десятков людей. Удивительно, как можно осуждать человека за то, что он пишет книги! Имел он в виду, наверное, мою книгу «Рассказы авиаконструктора». По тону его вопроса я понял, что он ее и не читал. Книги я пишу во время своего, отдыха и ни перед кем в этой своей «слабости» отчитываться не обязан.
Насчет «кинорежиссеров». Когда делали фильм «Нормандия-Неман», из Министерства культуры попросили меня принять режиссера картины и сценариста писателя Константина Симонова. Встретился я с ними. Просили они о содействии при съемках полетов французских летчиков на ЯКах во время Отечественной войны. Я дал необходимые распоряжения.
А теперь относительно пионеров. Позвонил мне как-то один из секретарей ЦК комсомола с просьбой открыть в воскресенье выставку детского технического творчества в Политехническом музее. Я начал отказываться, но… «вы сами в прошлом авиамоделист»… «вас ребята знают»… «мы советовались в ЦК, рекомендовали вас»… «это партийное поручение»… Я согласился, приехал, выставка оказалась интересной, собралось множество ребят, выступил перед ними.
Вспоминаю эту историю, и как-то даже не верится, что это было на самом деле.


Конструкторы А. С. Яковлев и его сын Сергей за работой. 1972 год.

Тем не менее, книга А.С.Яковлева «Цель жизни» выдержала 5 изданий. Актуальна она и сейчас, ибо в ней автор затрагивает вопрос, волнующий многих ученых современности: конечен ли процесс научно-технического познания? Ответ — прогресс техники беспределен, ибо одни задачи решаются только для того, чтобы выдвинуть новые, еще более сложные:
«.. .Я вспоминаю о наивных опасениях своей юности, когда казалось, что старшие уже успели все изобрести, все сделать… Уже давно были созданы паровоз и двигатель внутреннего сгорания, люди научились производить электрическую энергию, изобрели радио. Автомобили сновали по земле, а самолеты бороздили небо. Однако первые же шаги в практической деятельности убедили, что я бесконечно заблуждался. Прогресс техники беспределен. На самом деле оказалось, что одни задачи решаются только для того, чтобы выдвинуть новые, еще более сложные.
Когда я построил планер, мною овладело неодолимое стремление сконструировать самолет. Потом захотелось сделать другой, получше, потом третий… Строишь машину и думаешь: «Только бы она полетела, больше мне в жизни ничего не нужно!» Но вот машина закончена и начинает летать, рождается новое желание — сделать другой самолет, чтобы он летал еще быстрее, еще лучше…
Когда мой первый истребитель был принят на вооружение Советской Армии, решением правительства был назван ЯК, и авиационные заводы стали выпускать тысячи таких машин, казалось, что моя мечта сбылась. Но затем возникла новая мечта. Поставить перед собой цель, разгадывать непонятное, экспериментировать, рассчитывать и, наконец, торжествовать победу — в этом великое удовлетворение. Испытывает его каждый, кто создает новое. И чем труднее дается цель, тем больше удовлетворения, когда она достигнута.
…Я припоминаю, как в 1930 году все мы радовались тому, что были созданы отечественные самолеты со скоростью полета 300 км/час. Каким это казалось великим достижением Прошло всего чуть более полувека, и машины наши летают со скоростью в 10 раз большей, и гордость наша безмерна.
Но разве это предел? Разве можно говорить о пределе, когда мысль конструкторов решила сложнейшие проблемы по лета крылатых и баллистических ракет. Ведь ракеты — самые маленькие, зенитные, и такие, которые способны подниматься в казавшиеся недосягаемыми высоты со скоростью, измеряемой десятками тысяч километров в час, — уже реальность.

А искусственные спутники Земли и космические ракеты, предвещающие начало межпланетных сообщений!
Сколько еще новых, неизведанных задач на этом пути предстоит решить ученым, инженерам, конструкторам! Хочется работать, раб

Страницы 1 2 3 4 5 6 7

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

  • Возможно, Вам также понравится :