А+ А-

МАНИ — лже-пророк

персидский лже-пророк III века н. э.,
основатель еретической религии манихейства

14.04.216 (ст. ст.) – 14.02.277 (ст. ст.)

«Драгоценный камень», или «блестящая жемчужина» – именно так переводится с санскрита имя персидского лжепророка Мани, основателя самой большой в мире религиозной ереси – манихейства. Сам же Мани, не страдая излишней скромностью, величал себя более яркими эпитетами: «Мани как божество полнолуния», «Мани, истинный мессия», «Мани, последний пророк», «Мани, учитель света», «Мани, носитель божественного откровения и апостол света», «Мани, посланец Митры», «Мани, апостол Иисуса Христа», «Мани, единственный обладатель абсолютной истины». Но, к счастью, имеется и другой перевод имени Мани, который звучит, как «маньяк» и «сумасшедший».

МИР, В КОТОРОМ ЖИЛ И ПРОПОВЕДОВАЛ МАНИ
Огромная Сасанидская империя по причине своего особого географического расположения была главным центром экономического, культурного и религиозного обмена того времени на всем Евразийском континенте. Поэтому и гносеологические течения, и различные философские школы, а также такие религии, как христианство, иудаизм, зороастризм, митраизм, зерванизм и геленистические взгляды, нашли подходящее место для распространения своих воззрений и убеждений в этом регионе. Именно в такой среде Мани появился в качестве «пророка» новой религии – «учении для всех», названном в будущем манихейством, и занялся его активным распространением.


Мечтая осуществить идею о «вселенском учении», Мани прекрасно осознавал особое географическое положение Персии, которая была «срединной землей» на пути из Рима в Китай. Вот слова самого Мани: «Тот, кто имеет свой храм на Западе, он и его паства никогда не достигнут Востока. Тот, кто выбрал себе паству на Востоке, никогда не достигнет Запада. Но моя надежда заключается в том, что мое учение пойдет и на Запад, и на Восток. И все услышат голос его на всех языках, и во всех городах будут провозглашать его. Моя церковь превосходит все другие церкви, прежде всего, именно в этом; все предыдущие церкви выбирали себе отдельные страны и отдельные города. Моя церковь распространится по всем городам, и мое благовестие затронет все страны».
По поводу своей пророческой миссии Мани говорит, что сначала в 12-летнем возрасте к нему пришло откровение, ниспосланное Господом, и ангел, имя которого на небтийском языке звучит «Тоум» и означает «Близнец» (дух, который по народному поверью рождается вместе с человеком), а на среднеперсидском языке звучит «Нарджамбаг», принес ему господнее повеление. В другой раз Тоум явился Мани уже в 24-летнем возрасте и отдал приказ распространить религию.
Таким образом, получив указание «свыше», Мани начал свою пророческую миссию в период правления Ардашира Сасанидского. Для начала он направился на северо-запад Индии и пробыл там чуть более года. Когда же к власти в Иране пришел сын Ардашира Шапур I, открытый для новых идей, Мани вернулся в столицу Ирана и получил от Шапура разрешение на распространение своей религии на всей территории Ирана. Заметим, что правление Шапура длилось 30 лет!
Шахиншах Шапур                       Пользуясь возможностью, Мани на первой же аудиенции преподнес Царю Царей свою первую книгу и единственную написанную на персидском языке – «Шапуреган», посвященную повелителю. В начале книги говорится: «Принципы верований и религиозных действий в каждый из периодов выявляются и распространяются среди народа посредством одного из пророков: в один из периодов посредством Будды в Индии, в другой период – Заратуштрой в Иране, в последующий период – Иисусом на Западе. А сейчас это право было ниспослано мне, Мани, на территории Вавилона». Мани назвал себя «фаргитом» – последним пророком.
Манихейские источники рассказывают, что проповедь Мани произвела на Шапура глубокое впечатление, и желание «последнего пророка» проповедовать свое учение по всему государству Персидскому было исполнено. Царь Царей даже разослал письма местным властям по всей империи с указанием защищать новую религию. В своих автобиографических заметках в книге «Kephalaia» Мани говорит: «Я явился перед царем Шапуром. Он принял меня с большой честью и позволил мне ходить по его землям и проповедовать слово жизни». И далее: «Царь Шапур позаботился обо мне, он написал для меня письма всем вельможам следующим образом: «Защищайте его и поддерживайте его, чтобы никто не сотворил против него несправедливости или греха». Известно также, что Мани входил в царскую свиту Шапура и сопровождал его в боевых походах.
Но в свите Шапура был не только Мани, а и зороастрийский придворный жрец Картир, который тоже сопровождал персидские войска в их наступлениях, и который от Царя Царей получил полномочия организовывать в занятых Шапуром провинциях Малой Азии иранский культ с Храмами Огня. И как следует из свидетельств географа Страбона, маги обладали там значительной властью. Таким образом, оба будущих противника, Мани и Картир, словно два брата-«близнеца» из известного зерванитского мифа, находились в свите Царя Царей задолго до их идеологической битвы. И у обоих в этой свите были свои сильные покровители и защитники.

Страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

Добавить комментарий


  • Возможно, Вам также понравится :