А+ А-

ШАПУР II (ВЕЛИКИЙ)

посадить на трон Урмоздака (третьего из старших братьев Шапура). Такого предательства от старого друга семьи не ожидал никто!
Шапур пишет: «Бехег хотел быть шахиншахом без короны и трона Ирана, и Картиром другим стать, и потому поступки его явились для людей причиной черных дней».

Пока был жив Саканшах (отчим Шапура), Бехег боялся действовать активно, но после смерти Саканшаха прибыл во дворец с намерением навязать свое влияние матери Шапура и победить ее. И Шапур вспомнил слова своего прапрадеда Ардашира, который учил тому, что настоящий шах должен держать в своих руках обе власти — и царскую, и жреческую!
Чтобы хоть с кем-то обсудить сложившуюся ситуацию, Шапур пригласил к себе молодого мобада Азарбада Мехраспенда, который, выслушивая осуждение поступков Бехега, уходил от прямых ответов, акцентируясь на том, что мобады не могут поступать плохо. Тогда Шапур сказал ему, что хочет его, Азарбада Мехраспенда, назначить мобадом мобадов вместо Бехега — «и у того молодого мобада заблестели глаза».
На вопрос же, что делать с Бехегом, Азарбад Мехраспенд немедля ответил: «Его убить! Я буду рядом с тобой скромным и преданным слугой». И Шапур сказал ему: «Хорошо! Ты — мобад мобадов! Но знай, что душа твоя в залоге этого договора!» И издал указ о том, что «Бехег есть ахриман и нечистый, а Азарбад Мехраспенд есть мобад мобадов». Как и опасался Мехраспенд, старейшие мобады не признали его в таком сане; тогда Шапур издал более строгий приказ, и все мобады были вынуждены ему подчиниться.
Бехега доставили со связанными руками. Шапур сказал ему: «У меня с тобой нет больше дел. Передаю тебя на справедливый суд мобадов. Правосудие, которое ты сам правил долгие годы, и был его вершителем». Бехег взмолился…

Азарбад Мехраспенд, который был учеником и помощни¬ком Бехега, вынес ему приговор и наказание, которое заклю¬чалось в том, чтобы «Бехега на воротах Мани подняли, и тот несколько дней на тех воротах повешенным был».
В окончание этой истории Шапур пишет: «Никто за Бехега не заступился, разве что мой учитель Манучехр Гилянзаде, который хорошо его знал. Он попросил меня отменить указ о смерти Бехега, так как я таким образом и себя грешником сделаю — убийство кого-либо не хорошо, и прощение должно быть». Но Шапур не отступил, тем более что по двору ходили слухи и подозрения о том, что именно брат Урмоздак в сговоре с Бехегом убил его дорогого отчима. Что ж, мобады — те же люди, и среди них тоже встречаются люди разные…
С этого времени Шапур стал полноправным шахом. И ему захотелось сделать что-то очень важное и значимое — свое первое шахское дело. Он стоял у окна дворца и смотрел на улицу. И видел старый мост, перекинутый через Тигр, по которому, толпясь и толкаясь, двигались в разных направлениях и люди и животные, создавая пробки и заторы. И зрелище это было не из приятных. И глядя на него, Шапур решил построить второй мост, чтобы на каждом из мостов движение стало односторонним и не создавало проблем. Он тут же собрал инженеров и поставил перед ними задачу. И далее с пониманием инженерного дела, с учетом ландшафта местности и всех природных условий шахиншах дает подробное описание строительства моста, которое длилось 15 месяцев, и на котором было задействовано 3000 рабочих и сотни телег.
Мост строился, и это радовало душу. Но был на душе и «тяжелый камень» — арабы. И Шапур решил — зло не должно оставаться безнаказанным, тем более не должно безнаказанно проявляться вновь и вновь. Он занялся подготовкой к войне, а вместе с тем и укреплением границ всего царства, созданием профессиональной армии и флота и подготовкой воинов.

…И вот перед ним стоял его боевой флот — три группы кораблей, каждая из которых включала в себя 10 кораблей транспортных (для перевозки войск), 2 корабля обеспечения и 1 корабль военный быстроходный (специально спроектированный инженерами для похода на арабов). И он отправился усмирять арабские племена, чтобы отныне утвердить свое положение на арабском побережье Персидского залива.
В пути он все время рассуждал — об отношении к войне и о стоимости нравственности в политике. Вот, например: «Христиане говорят, если тебя ударили по одной щеке, подставь другую. Но ложь говорят! Убийцы их никогда не опомнятся. Позволить негодяю оставаться безнаказанным во сто раз хуже, чем его наказать, ибо он может сделать еще больше зла». Рассуждал о том, что лучше — наказать врага или позволить ему и дальше грабить и убивать. Рассуждал об арабах, которые раз за разом убивали его родных и близких, а также других людей, совершенно не меняясь, а только считая свои победы. И если их не остановить, что получится в итоге?!
В ту ночь ему исполнилось восемнадцать. И он дал себе слово — защищать свою страну и людей. И ступил на арабские земли. И полностью раздавил арабских налетчиков.
Арабов, которых захватили в плен, собрали на большой площади. При виде персидского шаха в их рядах прокатилось: «Четырехплечий!» (арабы всем дают клички). Но, поймав на себе строгий взгляд Шапура, тут же изменили это слово на «Крепкоплечий». Пленников перевезли на строительные работы в Иран. Тех же, кто обратился в бегство, убили.

В сожженном городе солдаты Шапура нашли одного старика, которому было более ста лет. Он сидел в корзине накрытый ветками. Это был шейх (глава племени), которого арабы между собой называли «амулет корень жизни». Увидев Шапура, старец произнес: «Когда однажды Иран будет побежден слабостью и беспечностью, именно арабы обратят его в бегство и разорят его». Удивительное предвидение!
Персия гремела от гордости, радуясь подвигам нового молодого царя и безопасности трона. Шапур же сказал своим солдатам — не радоваться победе, так как это была война с арабами, а не с профессиональной, хорошо организованной армией. Вернувшись в Тисфун, в честь всех своих побед он вознес хвалу Ахура-Мазде и отдал приказ — к окончанию строительства моста рядом с мостом возвести Аташкадэ Изе-да Анахиты и зажечь в нем «вечный огонь» Аташкадэ Шиза.

Приближался НОУРУЗ (Новый год). И это был его

Страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

  • Возможно, Вам также понравится :