А+ А-

ШАПУР II (ВЕЛИКИЙ)

орией, народностями, границами, друзьями и врагами, земля простая и земля красивая. Очень красивая: Иран. Земля, облагороженная людьми, и земля, лежащая в руинах. Я с ней познакомился. И я ее нашел».
В путешествии было много трудностей и проблем, и юный шах всему охотно учился, потому что рядом с ним были те, которые на любой вопрос могли дать мудрый совет — мобады. Они же обучали Шапура проведению всех зороастрийских праздников, ритуалов и традиционных обрядов.
Вот краткое описание буквально двух из них:

«МЕХРЕГАН. Семь дней Мехрегана (Хафтрузэ-е Мехре-ган). Отмечали 21 Мехра, в последнюю ночь Мехрегана. Этот праздник второй по величине после Ноуруза, потому что в Мехреган воин Каве победил грязного Зэхака, которого Фаридун связал и бросил в горах Дамаванда, с тех пор иранцы эти дни большими считают… Во время праздника мы разожгли большой костер, сыпали в огонь благовония и читали гимны во славу Ахура-Мазды»;

«САДЭ. Этот день отмечается 10 бахмана [30 января], когда от начала зимы (от 1 Абана) проходит ровно 100 дней (на фарси «сад» — сто). Другое название праздника — «Азар Ху шаньг» (Огонь Хушаньга). Из истории религии известно, что Хушаньг был шахом Древнего Ирана, вторым падишахом Пишдадидов, и с ним связана одна легендарная история.
Однажды Хушаньг пошел на охоту в пустыню. Во время охоты он неожиданно увидел черного ядовитого змея, кото¬рый направился в его сторону. Хушаньг взял камень и со всей силы бросил его в змея, но не попал. Тот камень наскочил на другой камень, и в тот же миг от их удара вспыхнул огонь, а вместе с ним вспыхивали ветки и сухая трава вокруг. И Ху шаньг удивился. Но потом понял, что огонь вспыхивает при ударе камня о камень, и назвал его «огнем Хушаньга». И мы с тех времен его «вечный огонь» поддерживаем. И в этот день отмечаем праздник Хушаньга, или праздник Огня… На этот раз я отмечал его в Пасаргадах, «рядом с Курушем и Дарием». и вместе со своим учителем, которого звали Хушаньг Гилян задэ. Мы разожгли очень большой костер…»
Ну и, конечно же, где бы не проходил караван, путешественники в обязательном порядке посещали все священные места зороастрийцев, встречавшиеся на их пути. С особым вниманием Шапур рассказывает об одном очень древнем Аташкадэ, который находился на северо-западе Ирана (в Иранском Азербайджане), недалеко от Табриза, в небольшом городе Урумие, что стоит на берегу озера с таким же названием. Шапура удивило огромное количество людей самых разных народностей, которые все шли и шли туда. Это были зороастрийцы-паломники со всех частей Ирана и не-Ирана.
По словам мобадов, все эти люди направлялись в «Аташкадэ орехового дерева», чтобы именно там вознести свои молитвы: «Орех есть в священной религии Маздаясны. И все чистые огни всех других Аташкадэ загорелись из вечного (благословенного) огня этого Аташкадэ. Там находится место рождения Зартошта и место сохранения его рукописей, которые были сожжены руками Искандера».
Еще одно священное место, в которое привели мобады Шапура, — город Шиз (с фарси «шиз» — эбеновое дерево, черное дерево, ореховое дерево), с «вечным огнем Аташкадэ Шиза».

Шиз (древний Ганзак, ныне Тахте-Сулейман) находится в южной части Иранского Азербайджана. Эта местность считалась священной еще в индийское и предмидийское время. Близ Тахте-Сулейман есть вулканическое образование Зенда-ни-Сулейман, где у подножия горы археологами была открыта платформа-сиена индийского или даже предмидийского периодов. Известно также, что только при Шапуре II все книги Авесты были полностью приведены в порядок, и текст Авесты был разделен на 21 наск (часть), и список Авесты хранился в главном святилище в Шизе. При Сасанидах Шиз стал династийной и религиозной святыней.


Тахте-Сулейман.

И именно здесь, в Шизе, Шапура ожидало печальное известие от матери — арабы убили ее мужа, его отчима — названии го отца, и он должен торопиться домой, чтобы отныне самому защищать свое право на трон и царскую корону, вокруг которой снова началась борьба.
Все склонили головы и молчали. Заговорил мобад Азарбаi Махраспанд: «Глава, который защищал трон священного Ирана, убит. Но мученик, погибший за веру и правое дело, бессмертен и будет прославлен в правосудии воскресения!»
«Арабы убили отца! Арабы похитили сестру отца! Арабы убили моего покровителя и названного отца! Арабы порабощают мою страну! Что должен делать я?» — спрашивал себя Шапур. И понял, что в одиночку с арабами не справиться, а нужно объединиться вместе со всеми царевичами, мобадами, друзьями и военными, и все они при этом должны понять, что он уже не мальчишка, а их главнокомандующий!
Решив немедленно ехать домой, он отдал все приказы каравану, после чего вошел в свой шатер и… заплакал, ведь ему шел всего лишь 17-ый год. Но «с этого момента мое путешествие обучающим не было, и я прежним юнцом не был».
А во дворце Тисфуна в это время разгоралась борьба за власть. И кто бы вы думали, на нее претендовал? Бехег! Toт самый мобад, который все эти годы вместе с матерью и отчимом Шапура защищал его права на престол и управлял страной. Теперь же, увидев в не по годам развитом юноше угрозу для своей власти, Бехег решил

Страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

  • Возможно, Вам также понравится :