А+ А-

ШАПУР II (ВЕЛИКИЙ)

ддерживали мир и порядок в самих областях. Но не имели той силы и мощи, которой обладал Шапур, чтобы самостоятельно противостоять внешнему врагу, например, все учащавшимся на северо-востоке Ирана набегам хионитов (туранцев). И Шапуру приходилось, приостанавливая войны с римлянами на западе, уезжать на восток, чтобы освобождать свои земли от незваных гостей. Как говорит он сам: «Приходилось ходить с войны на войну, потому что нарушались границы, и надо было защищать страну и людей».

Шапур был очень смышленым воином и главнокомандующим, использовал в тактике ведения войн не только силу оружия и физическую силу людей, но и оригинальные инженерные находки. Например, он мог за ночь возвести на реке мост из лодок и переправить по нему свои войска на другой берег. Или же оригинально и рационально применить силы природы, что произошло, например, во время осады города Нисибина. Вот как пишут об этом римские историки: «Исчерпав все традиционные методы осады крепости, Шапур изменил течение близлежащей реки и с помощью дамб устроил большое озеро, на котором поместил свой флот. С кораблем персы атаковали город, находясь почти на уровне стен. Через некоторое время под давлением воды участок стены обрушился, и персы проникли внутрь города». А вот описание самого Шапура: «Была зима, стояли холода. Но неожиданно разгорелось Солнце, стало очень жарко, и с гор пошли воды. Словно сам Изед Анахита был со мной! Природа мне помогала. Я приказал воду в реку не пускать, выстроив стены, и она поднималась все выше и выше, пока не проломила стену Насибина, и мои люди вошли в город».
Во время военных походов Шапура всегда и в обязательном порядке сопровождали астрологи и военные инженеры, «с которыми я всегда советовался и которых всегда выслушивал, но решение всегда принимал сам».
И всякий раз, прежде чем отправиться на войну с римлянами, Шапур писал письмо римскому императору с предложением о заключении мира и честном и справедливом разделении границ; если же ответа не будет, то он явится на войну со своим войском, при этом точно указывал сроки и место войны. Никакого вероломства и варварства! Потому что в душе никогда не хотел войны и очень сильно переживал смерть своих воинов, особенно близких людей.
Шапур был воином-философом. Он хорошо разбирался в истории, философии и культуре римлян, изучал характер и повадки каждого римского императора, его визирей и главнокомандующих, знал, где и у кого они обучались, как они размышляют и как с ними разговаривать.


римский император Юлинианус

Очень большое место отводится в книге Шапура его отношениям с римским императором Юлианусом (с 361 года), который был хорошо знаком с философией митраизма, знал зороастризм и манихейство. Шапур называет Юлиануса «немного сумасшедшим» за то, что тот вбил себе в голову, что в нем живет дух Александра Македонского, и вел себя соответствующим образом, желая разгромить персов и тем самым снискать для себя славу. Чтобы предотвратить ненужное кровопролитие, Шапур написал Юлианусу письмо с предложением о мире, но Юлианус (подстрекаемый старшим братом Шапура — Урмоздаком, получившем в Риме убежище и ставшим военным интриганом против Ирана) отверг его, заявив о том, что скоро сам придет в Тисфун, чтобы увидеть Шапура. То есть объявил войну. В этой войне римляне рассчитывали на то, чтобы убить сильного и волевого шахиншаха Шапура, и поставить вместо него амбициозного, но слабого и безвольного, Урмоздака. И Шапур стал готовить армию.

К Тисфуну со всех концов Ирана стали стягиваться войска: парсы, курды, саки, гиляне и пр., — но поскольку расстояния в Иране слишком огромны, римляне уже были близко, а ожидаемое Шапуром подкрепление еще не подошло. По Тигру один за другим прибывали римские военные корабли, и персы с трудом сдерживали их натиск. Шапур принял решение завести войска римлян вглубь Ирана, чтобы, дождавшись подкрепления, окружить их, захватить в плен и обезвредить.
За время войны римлянам удалось разрушить немало иранских городов и селений. Ударом по сердцу для иранцев стало разрушение Пирузшахра — славы Ирана, в котором, по словам Шапура, «есть священные родники, из которых струится нефть; и из того вещества непрерывно питаются вечные огни наших Аташкадэ». И далее пишет: «Юлианус поджег один из тех родников под названием «Жертвенник Митры», и он сгорел полностью… из-под земли стала бить нефть и потекла в город, и Юлианус ее тоже поджег… но город не сдался».
Когда на помощь Шапуру подошли иранские войска из других провинций, армия Юлиануса уже была довольно-таки разбитой и больной, к тому же страдающей от недостатка продовольствия. И Шапур в одежде шахиншаха с короной на голове вышел навстречу римлянам и предложил мир. Но Юлианус отказался, а Урмоздак сказал: «Шапур — трус!».
«Но я знал, — пишет Шапур, — что многие римские части, обессиленные войной, уже желали мира и хотели вернуться домой, и я предложил мир им еще раз. Тогда Урмоздак вскипел и выругался на меня». И война продолжилась. Когда же Юлианус понял, что проиграл, и даже путь отступления закрыт, он сжег свои корабли и с остатками своей армии, которая была все еще очень сильна и многочисленна, решил идти на юго-восток. Чтобы оставить римлян без пропитания, Шапуру пришлось отдать приказ — сжечь все поля ни их пути. Многие римские командиры стали требовать oт Юлиануса заключения мира, но тот ответил, что у него снои мысли на этот счет, и армия пойдет в сторону Персидской» залива. Шапур понимал, если им дать возможность уйти, они дойдут до моря, сокрушая все на своем пути, а затем пополнят

Страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

  • Возможно, Вам также понравится :