А+ А-

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ГУМИЛЕВ

человеческой жизни – искушения, обольщения, обманы, а также несчастья, насылаемые темными силами в наказание за сопротивление их влиянию. Друдж расправляется с людьми только тогда, когда все методы искушений и обольщений не приносят результата и силам зла не удается заполучить душу человека мирным способом, заключив с ним какую-либо сделку.
Ни Гумилев–старший, ни Гумилев–младший в отличие от Анны Ахматовой не родились в момент кольцеобразного затмения Солнца, но, тем не менее, цикл апогея лунной орбиты работал в их судьбах с пугающе-фатальной неотвратимостью. Быть может, тень затмения Анны Ахматовой легла и на них? Она молилась за любимых искренне и истово, но судьба была беспощадна. В 1915 году, когда Левушке было всего три года, а Николай Степанович Гумилев был на фронте, мать пела сыну колыбельную:

Младший сын был ростом с пальчик, –
Как тебя унять,
Спи, мой тихий, спи мой мальчик,
Я дурная мать…
…Было горе, будет горе,
Горю нет конца,
Да хранит святой Егорий
Твоего отца.

Из уст Анны Горенко горестные стихи звучали особенно убедительно. В августе 1921 года поэтесса, чьи слова имели особое магическое звучание, любя Шилейко, уже не просила святого Егория о заступничестве для своего бывшего мужа.

Не бывать тебе в живых,
Со снегу не встать.
Двадцать восемь штыковых,
Огнестрельных пять.
Горькую обновушку
Другу шила я.
Любит, любит кровушку
Русская земля.

Через пять дней поэта не стало. Николай Степанович Гумилев был расстрелян точно в момент обращения Черной Луны. Сын, связанный с отцом резонансом Черных Лун, осиротел на первом обращении демоницы Лилит, на втором обращении ему отказали в поступлении в университет по причине «социального происхождения», на третьем обращении Черной Луны в 1938 году его впервые арестовали и осудили на пять лет тюрьмы.
Еще через 8,5 лет (на следующем обращении апогея Луны) ученого, восстановившегося после тюрьмы и войны в ЛГУ, исключают из аспирантуры. Еще через два года на обращении Лунных узлов (небесного дракона) Льва Гумилева в третий раз арестовывают и на этот раз отправляют в ссылку на 10 лет. В лагере историк пробыл до очередного обращения Черной Луны и вышел на свободу по амнистии в 1956 году. Циклы обращения Лилит работали в судьбе Гумилевых зловещим метрономом (ведь даже умер Лев Николаевич как и его отец – на обращении Черной Луны, но не в 35, а в 80 лет). При каждом ударе часов судьбы в жизни историка Гумилева происходили какие-либо фатальные события. Единственное обращение Лилит, не вызвавшее ухудшения ситуации, произошло в 1956 году. Ухудшать жизнь заключенного было уже невозможно – дальше только расстрел, но судьбу Гумилева–старшего Николай Степанович не повторил .

(Лев Николаевич Гумилев также был приговорен в к расстрелу, но не успели привести приговор в исполнение – арестовали Ежова и стали пересматривать вынесенные при нем приговоры.)


Анна Ахматова с сыном Львом Гумилевым

Пятое возвращение Черной Луны совпало с четвертым циклом солнечной активности и движением точки жизни по Солнцу ученого – силы зла и добра схлестнулись в незримой битве за судьбу Льва Гумилева – ведь в этот момент он был приговорен к расстрелу. Лишь арест Ежова избавил будущее светило русской науки от преждевременной смерти. Впервые Черная Луна не смогла нанести урон Льву Гумилеву – силы зла отступили от православного человека, отчетливо осознававшего, что зло реально существует, и что с ним нужно бороться .

(Гумилев считал, что захваченная дьяволом материя существует, она не может сделаться бывшей, потому, что уже создана, и люди, одержимые сатаной, ложью и убийствами увеличивают объем отрицательно заряженной материи. Поэтому с сатанистами надо решительно бороться. В средние века, кстати, довольно успешно боролись. Все зависит от пассионарности верующих людей. Супруга Л.Н. Гумилева писала о нем: «Он, верующий и очень богословски одаренный человек, понимал, что человек подвержен влиянию всех страстей и искушению дьявола, но что Божественное в нем должно побеждать».)

Поэту и ученому исполнилось 44 года (из которых 14 лет проведены в заключении), он наконец-то стал свободен и мог начинать собственную жизнь. До этого момента он платил по счетам своих родителей – в молодости за отца, а в зрелом возрасте – за мать, ведь исключение из аспирантуры и последнее осуждение – отклик советской власти на выступление Жданова об Анне Ахматовой и Михаиле Зощенко.
Вы спросите: «При чем здесь Зощенко?» – действительно, ни при чем. В Советском Союзе времен Иосифа Сталина вовсе не обязательно было быть при чем – вынесенные приговоры далеко не всегда подразумевали наличие состава преступления. «Друзья народа» решали судьбы «врагов народа» и их детей с тем, чтобы вскоре самим оказаться в мясорубке сталинско-бериевского репрессивного аппарата.
После печально известного выступления смерть Жданова не заставила себя долго ждать (прошло меньше двух лет), но сыну Ахматовой в Норильлаге от этого было не легче – морозы, колючая проволока и каторжная работа оставались все теми же. Лишь через три года после смерти Сталина бойцовская хватка правоохранительной системы советского государства ослабла. А до опубликования главного труда жизни Льва Николаевича Гумилева «Этногенез и биосфера земли» оставалось еще целых 33 года!..

Судьба великого русского ученого поистине представляла собой мистерию борьбы сил света с силами тьмы. Создается такое ощущение, что зло всячески пыталось воспрепятствовать появлению теории этногенеза, сорвавшей маску лжи со многих псевдонаучных исторических концепций.
На протяжении долгой жизни Льва Николаевича Гумилева в его судьбе ощутимо билось два пул

Страницы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Понравилась статья ? Поделитесь с друзьями !

  • Возможно, Вам также понравится :